19 сентября 2022

«Чем городу больнее, тем сильнее приток его защитников». Как и зачем градозащитники на фоне разгрома своего движения основали общество «Старый Петербург»

После начала войны в Украине петербургские власти реорганизовали или ликвидировали местные градозащитные организации. С этим столкнулись, например, «Группа Сокурова», а также известное отделение ВООПИиК. На прошлой неделе его бывшие руководители создали новую организацию — «Старый Петербург», история которой уходит в дореволюционные времена.

«Бумага» поговорила с заместителем председателя движения Сергеем Васильевым. Он рассказал, кто и почему решил создать «Старый Петербург», каким градозащитным конфликтам участники организации уделяют особое внимание и почему он смотрит на будущее петербургской градозащиты с оптимизмом.

Сергей Васильев

заместитель председателя общества «Старый Петербург»

— Как вы участвовали в градозащите Петербурга после разгрома ВООПИиК? Когда у вас появилась идея создать новую организацию?

— Я принадлежу к той части градозащитного сообщества, которая занимается охраной наследия в повседневном режиме вне зависимости от должностей и членства в организациях.

У нас наработан такой опыт взаимодействия [с другими градозащитниками], что приостановка центральным советом ВООПИиК деятельности петербургского отделения весной 2022 года практически не повлияла на то, что и как мы делали. И кадровый переворот с отставкой большей части членов прежнего президиума мало что изменил в нашей работе. Да, исчезла возможность принятия заявлений, отправки обращений в инстанции от имени ВООПИиК, возможность собираться в офисе, но мы перенесли встречи на скамейки или в кафе — и точно так же продолжаем вести активную переписку уже от себя лично.

Но есть и другие коллеги — краеведы, реставраторы, исследователи, которые в меньшей степени занимаются оперативной градозащитой. Для них перекрытие возможностей влияния на острые ситуации вокруг конкретных памятников более ощутимо, ведь они прежде всего эксперты, чье авторитетное мнение должно быть транслировано и услышано. Поэтому для нас довольно очевидна была органическая необходимость назвать наше реально работающее сообщество новым именем и воспринять распад петербургского ВООПИиК как шанс к обновлению, освежению общегородского движения.

— Получается, вы и ваши товарищи, состоявшие в ВООПИиК до смены руководства, остаетесь там?

— Да, я и мои товарищи остаются членами ВООПИиК. И некоторые — даже членами нынешнего совета ВООПИиК. Мы критично относимся к новому руководству и новому курсу, но сама организация вовсе не зло. Там есть множество достойных людей и направлений, и вообще, пользы она приносит немало.

— Испытывали ли вы и ваши соратники какое-либо давление в связи со случившимся? Например, бывший участник ВООПИиК градозащитник Александр Кононов, на которого заводили дело о «дискредитации» армии, связывает это с конфликтом в ВООПИиК.

— Про себя не могу сказать, что в последнее время я или мои товарищи по президиуму ощущали на себе какое-либо специфическое давление. Пожалуй, если не считать директивного окрика центрального совета ВООПИиК, который в худших советских партийно-номенклатурных традициях прекратил наши полномочия и осудил весь президиум и совет петербургского отделения, обвинив всех чохом в политиканстве и дискредитации движения в защиту наследия.

— Кто и почему предложил создать «Старый Петербург»? Чем эта организация будет отличаться от прежней версии ВООПИиК?

— Многие из нас скорее воспринимают себя наследниками первой [дореволюционной] гражданской инициативы в защиту историко-культурного наследия — Комиссии по изучению и описанию Старого Петербурга и музея «Старый Петербург» при Обществе архитекторов-художников, — а не советской общественной структуры под названием «ВООПИиК» со своей славной историей и своими подвижниками, но и со своим нелегким бэкграундом.

Понятно, что в условиях СССР другое было бы и невозможно, тут нет претензий к первым воопиковцам: среди них тоже подвижники — но это совершенно номенклатурная, фальшивая история, в которую очень не хочется играть

Сама структура ВООПИиК, формат принятия решений, сложная процедура членства, документооборот, непомерная централизация — всё это вызывало отторжение у молодой части воопиковцев. Перевыборные скандалы последних лет создали стойкое отторжение, ВООПИиК всё больше воспринимался не как инструмент, а как обуза в деле охраны [культурного] наследия.

Разумеется, просветительскую функцию ВООПИиК можно и нужно использовать в интересах защиты наследия, и никто из моих коллег, насколько я знаю, не собирается выходить из общества, рассчитывая на восстановление его доброго имени в случае победы в суде. Но нам предоставилась возможность органического объединения единомышленников, имеющих схожие взгляды на задачи и формы деятельности в защиту памятников. Глупо такой возможностью не воспользоваться.

Какими будут ваши первые шаги? К решению каких градозащитных вопросов или конфликтов вы хотите подключиться?

— Повторюсь, мы не прекращаем заниматься градозащитными вопросами практически в ежедневном режиме. В центре нашего внимания остаются снос дома Шагина и особняка Салтыковой, судьба медсанчасти завода имени Калинина и здания ВНИИБ, угроза дому Лапина, содействие в воссоздании снесенного здания НИМИСТ в «Ленэкспо», застройка Охтинского мыса, участь деревянной застройки и многое-многое другое.

Мы скорее видим свою задачу [в новой организации] в коммуникации между различными градозащитными инициативами, активистами, специалистами, в выстраивании конструктивного диалога с властями и застройщиками, в юридическом сопровождении конфликтных ситуаций. Движений и инициатив в городе множество, некоторые из них сиюминутны, другие имеют большой опыт побед и ошибок. Мы не ставим задачи объединить или скоординировать их все. Куда важнее и полезнее наладить коммуникации, помочь профессионалам во взаимодействии с общественностью, снять недоразумения.

— Почему, по-вашему, не удается построить полноценный диалог между активистами и властями?

— Почему не удается выстроить коммуникацию:

1. Изменились внешние обстоятельства, сперва с приходом Беглова и отказом с его стороны от устоявшихся форматов учета общественного мнения, затем с приходом ковида и использованием его для блокирования многих прежде легальных форм общественной активности. А после начала «спецоперации» вообще мы оказались в новых реалиях и многие прежние формы взаимодействия сделались неактуальными и перестали работать.

2. Нам самим в силу усталости и огромного вала работы привычнее и комфортнее было использовать прежние форматы взаимодействия до последнего, чем придумывать новые. Мы консервируемся и костенеем, творчества в деятельности всё меньше.

Вообще говоря, сейчас вообще мало кто пытается построить полноценный диалог. Понять интересы друг друга, понять возможные области пересечений или точки схождения — это тяжелый, но способ действий…

Сколько человек входит в объединение и кто эти люди? Как будет устроена работа организации?

— В учредительной встрече приняли участие порядка 30 человек, пока речь идет только о создании общества с временными органами — советом и председателем. Мы рассчитываем разрешать возникающие вопросы в рабочем порядке, онлайн. Утвердим исполнительный орган, который будет обсуждать практически ежедневные вызовы, вырабатывать позицию, оказывать помощь.

Значительная часть нашей организации — это уважаемые специалисты: краеведы, историки архитектуры, реставраторы, некрополисты, археологи, экскурсоводы, которые одновременно являются градозащитниками в самом практическом значении этого слова — они спасают находящиеся под угрозой памятники, не разделяя просветительскую работу и градозащиту. Есть и представители более молодого поколения, лидеры инициативных групп, блогеры, активисты.

— Был ли конкретный человек, который предложил создать организацию, или эта идея родилась совместно?

— Идея создания своей организации витала в воздухе. Кризис ВООПИиК ощущался довольно давно. Но конкретные разговоры пошли весной — летом. Насколько я помню, Галина Федоровна Груздева, глава Пушкинского районного отделения ВООПИиК, предложила название «Старый Петербург», но может, я и ошибаюсь.

Как вы можете описать нынешнюю петербургскую градозащиту? Насколько она, на ваш взгляд, активна и кажется ли она вам эффективной?

— Я сам удивляюсь, насколько оптимистично мое видение градозащитной ситуации. Мы практически утратили выработанные в 2010-х годах формы взаимодействия общественности с властными структурами («Группа Сокурова», рабочие группы при вице-губернаторах); практически не работает совет по наследию; идут атаки на охранное законодательство, такими трудами выстраданное в 2000-х годах; присутствие градозащитной повестки в представительной власти минимально и трактуется исполнительной властью почти как оппозиция. Градозащита используется как разменная карта в политической борьбе внутри системы.

Важно не приобретать себе долговременных союзников, служить прежде всего городу. А город, как всегда бывает в трудные для него времена, в ответ на эскалацию сносов и разгул строительного лобби тем активнее растит своих защитников. Именно это и вдохновляет. Чем ему хуже, больнее, тем сильнее приток его защитников.

Движения и группы очень различаются, в них может не быть единомыслия. Иногда твоими напарниками по пикету становятся люди, чуждые тебе по идеологии; иногда активисты ополчаются друг на друга сильнее, чем на разрушителей памятников. Но такова реальность, в которой нам предстоит не просто жить, а трудиться умом и душой, чтобы сохранять свое наследие, не теряя достоинства и человечности.

— Вы говорите, что чем городу хуже, тем сильнее приток его защитников. Но не думаете ли вы, что, поскольку градозащитную активность могут приравнивать почти к оппозиционной, такая деятельность может подавляться властями и не быть достаточно результативной? Есть ли в Петербурге простор и свобода для градозащиты?

— Не думаю что стоит действовать только там, где простор и свобода. Так можно вообще потерять подвижность. Думаю, что [градозащита] при реальном, а не декларативном приоритете защиты культуры над политикой и при безукоризненной точности формулировок и найденных форм работы в большинстве случаев позволит избежать обвинений в оппозиционности. Нужно всюду искать вменяемых людей и демонстрировать помимо непримиримости реальную готовность к конструктивному сотрудничеству в том, что касается спасения памятников, ну или спасения людей.


Активисты говорят, что с весны в Петербурге уничтожают градозащитное движение. 29 июня из ВООПИиК исключили Бориса Вишневского, Анну Капитонову, Алексея Ковалева и Александра Кононова. Эти четыре градозащитника были наиболее известными представителями ВООПИиК в Петербурге.

До этого в петербургском отделении ВООПИиК начался конфликт: глава Александр Марголис попытался уволить своего заместителя Антона Иванова, но последний получил поддержку в Москве и отказался уходить с должности. Это произошло на фоне обсуждения пересмотра принципов охраны исторических зданий в городе. Подробнее о конфликте — здесь.

Получайте главные новости дня — и историю, дарящую надежду 🌊

Подпишитесь на вечернюю рассылку «Бумаги»

подписаться

Фото: Александр Чиженок / «Коммерсантъ»

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Утрата памятников архитектуры
Снос 200 исторических зданий в Петербурге — будет или нет? Власти одобряют застройку, жители Нарвской заставы протестуют
СК проведет проверку из-за аварийного состояния дачи Фаберже
В Ленобласти разрушили мемориал финским воинам после речи Путина в годовщину блокады Ленинграда. Местные жители высказались против
В Петербурге приговорили к восьми месяцам колонии мужчину, повредившего фонари на Львином мосту
В доходном доме напротив Исаакия обрушился потолок в квартире. Прокуратура начала проверку
Военное положение
«Живописец вручает зрителю свою повестку». В «ЧВК Вагнер Центре» — выставка от «Z-художника» и философа, обвиненного в домогательствах
В Петербурге задержали военного, обвиняемого в дезертирстве. Таких случаев десятки
В телеграме публикуют фото и видео систем противовоздушной обороны на крышах домов в Москве. Что об этом известно?
Власти Ленобласти отменили запрет митингов. И назвали эту меру «избыточной»
Затоплены, замусорены и сокрыты. В каком состоянии бомбоубежища Петербурга — и почему большинство горожан их не найдет
Мобилизация
«Медиазона»: ЧВК «Вагнер» снова вербует заключенных — но желающих в этот раз намного меньше
«Можем объяснить»: у аспирантов ИТМО требуют предоставить военно-учетные данные
CNN: Путин планирует мобилизовать еще 200 тысяч человек. Песков, как обычно, это отрицает
47News: осужденный петербуржец вышел на свободу после службы в ЧВК «Вагнер». Он должен был провести 23 года в колонии за четыре убийства
В Госдуме предложили не выпускать россиян за границу на машине без предварительной записи
Визовые ограничения
Где в 2023-м получить шенгенскую визу в России и за границей? Какие страны выдают ее на год? И почему вам могут отказать?
Президент Финляндии заявил о бессрочном запрете на туристические визы для россиян
Финляндия собирается строить забор на границе с Россией. Каким он будет и сколько займут работы?
Чехия ограничит въезд для российских туристов с 25 октября
На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
Давление на свободу слова
Во ФСИН не знают, в какую колонию отправить политика Андрея Пивоварова, пишет «Можем объяснить»
В Госдуме создают рабочую группу для репрессивных мер против уехавших и критикующих войну россиян
Веронику Белоцерковскую заочно приговорили к 9 годам колонии по делу о «военных фейках»
Baza и «РИА Новости»: журналисту Илье Азару грозит уголовное дело за повторную «дискредитацию» армии
«Фонтанка»: гражданина Беларуси задержали в Петербурге за оскорбление Лукашенко. Это второй случай за месяц
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко угрожают карцером за дневной сон
Саша Скочиленко дала показания по делу об антивоенных ценниках. Как прошло заседание, где ей снова отказали в домашнем аресте
«Вы сильнее, чем вы о себе думаете». Большое интервью Саши Скочиленко «Бумаге» — о ПТСР, отношении к ней в СИЗО и шоу в суде
Саша Скочиленко рассказала о видеонаблюдении в камерах СИЗО и поблагодарила за новогодний подарок и письма
Как прошло первое заседание по существу по делу художницы Саши Скочиленко. Главное
Экономический кризис — 2022
В 2022 году в Петербурге открыли на редкость много общественных пространств. Почему и что появится в городе в 2023-м?
Российские производители начали продавать молоко в килограммах. Так можно скрыть уменьшение объема продукта
Кажется, в Петербурге подорожали билеты на выставки. Это правда?
Сколько ресторанов, кафе и баров открыли и закрыли в Петербурге в 2022 году? А в предыдущие годы?
Росздравнадзор: из-за «логистических проблем» некоторые лекарства поступают в аптеки с задержкой
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.