6 октября 2022

«Многие впервые оказались за границей». Соосновательница Emigration for action о новой волне российских эмигрантов в Грузии

На прошлой неделе проект Emigration for action открыл в Тбилиси второе направление помощи — для россиян, которые были вынуждены уехать из страны из-за объявления «частичной мобилизации». Соосновательница проекта Катерина Кильтау рассказала Paper Kartuli, почему было принято такое решение, отличается ли сентябрьская волна эмиграции из России от февральской и как живут россияне, которые приезжают в Грузию практически без денег.

— Сколько времени вы уже живете в Грузии?

— Я в Грузии с 5 марта. Уехала из соображений безопасности, как только появилась возможность. Это связано с тем, что в России в 2021 году меня признали иностранной агенткой (Катерина Кильтау работала координатором в движении «Голос» в Алтайском крае, ее внесли в реестр СМИ — «иностранных агентов» из-за денежного перевода от гражданина Таджикистана в 200 рублей и комментария для издания «Сибирь.Реалии». — прим. Paper Kartuli).

Здесь мы встретились с единомышленниками из разных гражданских проектов и поняли, что хотим преобразовать наше чувство вины в чувство ответственности. Вина деструктивна, а ответственность толкает к созидательному действию. Так возник Emigration for Action — проект помощи украинским беженцам от российской эмиграции, деятельно выступающей против войны и путинизма. Мы сконцентрировались на закупке медикаментов и помогаем как в базовых, так и в сложных случаях.

— Как возникло второе направление — помощь россиянам?

— После объявления мобилизации в связи с кризисной ситуацией, которая сложилась на границе, мы начали помогать россиянам, которые вынужденно эмигрировали. Мы решили действовать по четырем направлениям.

Во-первых, организовали гуманитарную точку на границе. Там у нас работало 15 смен из 65 волонтеров, которые совершили более 18 рейсов.

Во-вторых, мы открыли консультационный штаб на Бетлеми, 23, там люди могут получить любого рода информацию.

В-третьих, мы запустили кризисный шелтер для россиян, вынужденно эмигрировавших из-за угрозы мобилизации. Пока мощности не позволяют нам размещать всех обращающихся, поэтому в первую очередь мы заселяем людей, близких нам ценностно, — тех, кто выступает против войны.

В-четвертых, мы сделали информационные брошюры и большой гайд, где постарались покрыть все базовые вопросы, которые могут возникнуть у человека, впервые оказавшегося в Грузии.

Мне кажется, это важно с точки зрения адаптации, потому что люди, как мы поняли по рассказам тех волонтеров, которые приезжали с гуманитарной миссией на границу, дезориентированы и фрустрированы. Многие впервые оказались за границей.

— Недавно вы провели несколько мероприятий для вновь прибывших. О чем там говорили?

— Мы начинаем с исторического контекста. Рассказываем обо всём, что касается древней истории Грузии, говорим, что это очень православная страна. Затем — про войну 1992 года, про войну 2008 года. В брошюрах пишем и так всем говорим, что Россия оккупировала 20 % территории Грузии. Важно, чтобы люди были в курсе исторического контекста и отношения грузин к России в связи с этим обстоятельством.

А далее переходим к первым шагам: где взять карточку на транспорт, где обменять деньги, какие есть полезные адреса в Тбилиси, где купить страховку и как тут адаптироваться. А также объясняем вновь прибывшим, что Тбилиси не единственное место для жизни и за пределами столицы цены на аренду ниже.

— Есть ли различия февральской волны эмиграции из России и сентябрьской?

— Февраль — это больше политическая и экономическая эмиграция. Тогда приезжали активисты, оппозиционеры, айтишники. Сейчас это люди абсолютно разные. [Среди эмигрировавших] есть те, кто интересовался повесткой, но не был в нее активно погружен, есть люди, которые вообще не сильно интересовались политикой, а просто переживают за свою жизнь, не хотят умирать и убивать. Сейчас у приезжих очень разный бэкграунд в отличие от февраля, когда всё было более-менее гомогенно.

По моим наблюдениям, многие действительно рассматривают Грузию как перевалочный пункт. Некоторые планируют ехать дальше — в Турцию, в Европу, подаваться на визу в США.

— А как приезжие себя чувствуют?

— Люди в разном состоянии, истории разные. Один человек рассказывал, что у него почти нет денег, но он заядлый турист и живет сейчас в палатке в лесу возле Тбилиси. И кстати, всех призывает так делать: говорит, что это вполне себе выход из такой критической ситуации.

Что касается случаев помощи, то в первый же день в наш консультационный штаб пришел человек из Иркутска, мы постарались найти ему «вписку» на несколько дней. У него было примерно 50 лари в кармане. Мы связали его с людьми из Батуми, в итоге сейчас он поехал туда [на подработку] делать ремонт в квартире.

— То есть люди продолжают помогать друг другу?

— Да, большой разницы не вижу [с тем, что было весной]. Люди быстро кооперируются. Это очень воодушевляет. Осознание силы социальных связей, быстрой самоорганизации людей правда вселяет надежду. Кажется, что не всё еще потеряно и человечность в конечном итоге победит.

— В грузинском обществе на прошлой неделе вспоминали 1920-е годы, когда в страну сначала тоже устремились русские беженцы, а потом пришли большевики. На ваш взгляд, ситуация сейчас похожа на ту, что была 100 лет назад?

— Я бы, наверное, не проводила параллели с тем, что было 100 лет назад. Никто не знает, что сейчас у безумного диктатора в голове. Но мне кажется, во-первых, сейчас у российской власти не такое количество ресурсов, чтобы устраивать новые войны. А во-вторых, не думаю, что приезд большого количества россиян в Грузию принципиально повлияет на его позицию. Так же как это не влияет на то, что он делает в Украине. Мы же все прекрасно понимаем, что защита русскоязычного населения там — это просто предлог для реализации имперских идей.

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Военное положение
«Живописец вручает зрителю свою повестку». В «ЧВК Вагнер Центре» — выставка от «Z-художника» и философа, обвиненного в домогательствах
В Петербурге задержали военного, обвиняемого в дезертирстве. Таких случаев десятки
В телеграме публикуют фото и видео систем противовоздушной обороны на крышах домов в Москве. Что об этом известно?
Власти Ленобласти отменили запрет митингов. И назвали эту меру «избыточной»
Затоплены, замусорены и сокрыты. В каком состоянии бомбоубежища Петербурга — и почему большинство горожан их не найдет
Мобилизация
«Медиазона»: ЧВК «Вагнер» снова вербует заключенных — но желающих в этот раз намного меньше
«Можем объяснить»: у аспирантов ИТМО требуют предоставить военно-учетные данные
CNN: Путин планирует мобилизовать еще 200 тысяч человек. Песков, как обычно, это отрицает
47News: осужденный петербуржец вышел на свободу после службы в ЧВК «Вагнер». Он должен был провести 23 года в колонии за четыре убийства
В Госдуме предложили не выпускать россиян за границу на машине без предварительной записи
Визовые ограничения
Где в 2023-м получить шенгенскую визу в России и за границей? Какие страны выдают ее на год? И почему вам могут отказать?
Президент Финляндии заявил о бессрочном запрете на туристические визы для россиян
Финляндия собирается строить забор на границе с Россией. Каким он будет и сколько займут работы?
Чехия ограничит въезд для российских туристов с 25 октября
На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
Давление на свободу слова
Во ФСИН не знают, в какую колонию отправить политика Андрея Пивоварова, пишет «Можем объяснить»
В Госдуме создают рабочую группу для репрессивных мер против уехавших и критикующих войну россиян
Веронику Белоцерковскую заочно приговорили к 9 годам колонии по делу о «военных фейках»
Baza и «РИА Новости»: журналисту Илье Азару грозит уголовное дело за повторную «дискредитацию» армии
«Фонтанка»: гражданина Беларуси задержали в Петербурге за оскорбление Лукашенко. Это второй случай за месяц
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко угрожают карцером за дневной сон
Саша Скочиленко дала показания по делу об антивоенных ценниках. Как прошло заседание, где ей снова отказали в домашнем аресте
«Вы сильнее, чем вы о себе думаете». Большое интервью Саши Скочиленко «Бумаге» — о ПТСР, отношении к ней в СИЗО и шоу в суде
Саша Скочиленко рассказала о видеонаблюдении в камерах СИЗО и поблагодарила за новогодний подарок и письма
Как прошло первое заседание по существу по делу художницы Саши Скочиленко. Главное
Экономический кризис — 2022
В 2022 году в Петербурге открыли на редкость много общественных пространств. Почему и что появится в городе в 2023-м?
Российские производители начали продавать молоко в килограммах. Так можно скрыть уменьшение объема продукта
Кажется, в Петербурге подорожали билеты на выставки. Это правда?
Сколько ресторанов, кафе и баров открыли и закрыли в Петербурге в 2022 году? А в предыдущие годы?
Росздравнадзор: из-за «логистических проблем» некоторые лекарства поступают в аптеки с задержкой
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.