29 августа 2022

«Проект» показал обвинительное заключение по делу Ивана Сафронова. «Гостайна» есть в открытом доступе, а связь со спецслужбами подтверждает лишь СВР

Издание «Проект» опубликовало обвинительное заключение по делу фигуранта дела о госизмене журналиста Ивана Сафронова. Из подробного разбора этого документа следует, что среди приобщенных к делу показаний есть свидетельства людей, далеких от оборонной сферы, а корыстные мотивы Сафронова не подтверждаются никакими доказательствами. «Бумага» публикует краткий пересказ материала.

Что нужно знать о деле Ивана Сафронова? ↓

Ивана Сафронова — журналиста, ранее работавшего в «Коммерсанте» и «Ведомостях», а потом перешедшего на должность советника главы «Роскосмоса» — задержали в июле 2020 года. Следствие считает, что Сафронов передавал секретные сведения «одной из спецслужб НАТО», в отношении него возбуждено уголовное дело по статье 275 УК РФ («Государственная измена»).

В ФСБ утверждали, что уголовное дело в отношении Сафронова не связано с его журналистской деятельностью. При этом адвокат Сафронова заявил, что сотрудники спецслужбы предлагали обвиняемому пойти на сделку со следствием и раскрыть его журналистские источники.

Правозащитники и многие журналисты также считают, что уголовное преследование Сафронова связано с его журналистской деятельностью.

Иван Сафронов. Фото: Дмитрий Лебедев / «Коммерсантъ»

«Гостайна», передачу которой вменяют Сафронову, находилась в открытом доступе

Как следует из обвинительного заключения, следствие усмотрело гостайну в семи файлах, обнаруженных в переписке журналиста. Шесть из них, согласно материалам уголовного дела, Иван Сафронов отправил гражданину Чехии Мартину Ларишу, один —  политологу Дмитрию Воронину. Обоих следствие считает «агентами зарубежных разведок».

В шести случаях из семи журналисты «Проекта» нашли данные, переданные Сафроновым, в публикациях Минобороны РФ, «РИА Новости», Regnum, «Известий» и в других открытых источниках. В седьмом случае, связанном с незаконченными испытаниями разведывательных спутников, вывод о проблемах с запуском легко можно сделать по опубликованному в интернете решению Арбитражного суда Москвы и материалам во многих СМИ, пишет издание.

«Проект» при этом отмечает, что даже опубликованную в интернете информацию могут считать гостайной — списки секретных данных составляют разные ведомства, которые руководствуются формулировкой «целесообразность засекречивания таких перечней определяется их содержанием».

Ни один из свидетелей не подтвердил, что рассказывал журналисту что-то секретное

Следствие считает, что Сафронов получил доступ к гостайне «путем выведывания» ее у людей, которые имели доступ к подобным сведениям. При этом все без исключения свидетели утверждают, что не рассказывали журналисту ничего секретного, — это противоречие не смущает следователей.

В обвинительном заключении говорится, что предположение о том, как Сафронов добыл гостайну, нашлось только у одного свидетеля — бывшего главы «ОРКК» Юрия Власова. По его версии, Сафронов «мог увидеть некоторые документы о космических аппаратах военного назначения, расположенные на рабочем месте». Никаких подтверждений этой догадке Власов не привел. Другой свидетель, бывший глава управления вооружений Минобороны Олег Фролов, лишь предположил, что Сафронов получил доступ к гостайне, потому что он «очень коммуникабельный и талантливый».

В журналистском сообществе, в свою очередь, возник спор о том, можно ли доверять тому, как следователи записали слова свидетелей. Журналист «Коммерсанта» Александр Черных, в частности, написал в своем телеграм-канале об опыте работы с такими документами: «„Обвинзак“ пишется обвинением — и оно делает своим канцелярским языком нужную ему выжимку из показаний человека. Выбирает из его слов только то, что подтверждает позицию обвинения. Или даже интерпретирует показания так, чтобы они якобы подтверждали позицию обвинения. И для этого обвинение вполне может, например, проигнорировать часть сказанного человеком».

То, что «соучастники» Сафронова являются агентами спецслужб, подтверждают только слова российских разведчиков

Гражданина Чехии Мартина Лариша, с которым Сафронов познакомился в 2012 году и для рассылки которого готовил аналитические материалы, следствие считает «представителем иностранной разведки». При этом в доказательство приводится только справка от Службы внешней разведки (СВР) — подробностей о содержании документа в обвинительном заключении нет. Кроме того, следствие даже не попыталось доказать, что Сафронов мог знать о предполагаемых связях Лариша с зарубежными спецслужбами.

Другой «иностранный разведчик», с которым, по версии следствия, сотрудничал Сафронов, — политолог Дмитрий Воронин, живший в Германии и задержанный спецслужбами во время визита в Россию в феврале 2021 года. Как рассказали «Проекту» адвокаты Сафронова, Воронин сначала признал сотрудничество с немецкой разведкой и дал показания против Сафронова, но позже отказался от своих слов в суде.

Как удалось выяснить «Проекту», аналитику для Воронина помимо Сафронова готовили около семидесяти российских журналистов и экспертов, а за один обзор политолог платил 248 долларов. Следствие также приводит в обвинительном заключении справку от СВР о том, что Воронин — немецкий разведчик. Адвокаты Сафронова не исключают, что после отказа от показаний на Воронина могут завести еще одно уголовное дело.

Свидетели в основном критикуют Сафронова как журналиста. Среди них — люди, далекие от оборонной сферы

«Проект» цитирует показания главы пресс-службы «Рособоронэкспорта» Вячеслава Давиденко, указанные в обвинительном заключении. Он якобы заявил следствию, что Сафронов «никогда не был выдающимся журналистом».

Член общественного совета Минобороны Пухов, как говорится в документе, во время допроса сказал: «В СМИ Сафронову создают образ легендарного журналиста, пострадавшего за свою профессиональную деятельность, но я, как специалист в этой области, таковым его не считаю».

Бывший замдиректора Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) Константин Бирюлин якобы заявил, что Сафронов «никогда не нравился» ему как журналист. Неясно, почему подобную абстрактную критику внесли в обвинительное заключение, отмечает «Проект».

Также в заключении есть показания журналистки Екатерины Винокуровой. По данным «Проекта», следователи показали Винокуровой переписку Сафронова с Ларишем, после чего журналистка якобы заявила, что обсуждаемые вопросы «допускают раскрытие» гостайны. При этом Винокурова никогда не писала про военно-промышленный комплекс и не считается экспертом в этой области.

Следствию не удалось доказать, что Сафронов получал деньги от иностранной разведки

В деле фигурируют переводы, которые Сафронов получал от политолога Воронина, — это 248 долларов. Аналогичные гонорары, по данным «Проекта», получали и другие российские журналисты.

В заключении говорится, что в период с 2015 по 2021 год журналист помимо официальной зарплаты получил доход на сумму в 3,9 миллиона рублей. Следствие считает, что примерно 1,6 млн руб журналист получил от иностранных разведок. При этом друг и коллега Сафронова по «Коммерсанту» Таисия Бекбулатова предполагает, что значительная часть этой суммы — доход от сдачи семейной квартиры в аренду и гонорары за тексты для других изданий, а также премии от «Коммерсанта», выдававшиеся наличными.

Других документов, которые подтвердили бы, что Сафронов получал деньги от иностранной разведки, в деле нет.

Несмотря на это, Сафронова планируют судить по делу о госизмене

«Проект» предполагает, что приговор Сафронову вынесут до 4 сентября — ему грозит до 25 лет лишения свободы. Журналисты призывают суд приобщить заметку издания к материалам дела и учесть ее содержание при вынесении решения.

Что еще почитать:

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Давление на свободу слова
В суде Петербурга рассмотрят дело 60-летнего мужчины о реабилитации нацизма из-за постов в интернете
Журнал «Сеанс» не раз оказывался на грани закрытия, но пережил все кризисы и введение цензуры. Как им удается издавать книги и проводить фестивали?
Прокурор Петербурга подал иск о признании «экстремистским объединением» Александра и Лидию Невзоровых
YouTube начал блокировать контент по требованию российских властей, пишет «Агентство»
Меньше доверия, больше насилия. Как гомофобные законы за год изменили жизнь ЛГБТ-людей и чем «отличился» Петербург
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.