Истории

Главные новостные сюжеты, важные для Петербурга и его жителей. Объяснительные материалы и интервью с экспертами. Краеведение и история Петербурга. Большие репортажи с героями-петербуржцами, благодаря которым наш город меняется, развивается и в то же время сохраняет свою атмосферу.

«Бумага» исследует Петербург и рассказывает о его жителях, которые формируют образ города сейчас, влияли на его историю в прошлом и определяют его будущее.

Как урна из-под праха блокадницы оказалась на помойке — и почему в этом вряд ли был злой умысел. Мы поговорили с нашедшей урну женщиной и исполнителем последней воли усопшей
Гендиректор «Спасибо!» Наталья Галечьян запустила проект психологической помощи «1221». Она рассказывает, как помогает тысячам петербуржцев и находит мотивацию в кризисных ситуациях
От «солнышка» до изнасилования. 60 девушек обвинили в харассменте психолога Вячеслава Яковлева — мы поговорили с обеими сторонами
Студентам журфака СПбГУ всё еще удается писать о протестах и «иноагентах». Читайте, как война повлияла на темы дипломов и много ли в них «СВО»
Видели цветные скамеечки на заборах? Это «забейки». Их авторы борются с заборизацией и возвращают городское пространство людям
Администрация Беглова потратила пять лет и 100 миллиардов рублей на благоустройство Петербурга. Почему его качество часто оставляет горожан в недоумении
«Музей отсутствия» или «музей пустоты». Почему интерес к квартире Бродского не иссякает и как поменялось восприятие наследия поэта
«Утки съели мои батоны». Послушайте альбом инклюзивного хип-хоп-проекта из Петербурга и читайте, как он появился
Убил, подписал, уехал. Как сейчас устроена в Петербурге вербовка на войну подозреваемых и обвиняемых в преступлениях
Никита Благово — внук расстрелянного дворянина и директор музея немецкой школы. Что он узнал за годы поисков о судьбе людей, вспоминать которых было «не принято»
«Я исследователь этого идиотизма». Художник Кирилл Миллер — яркий деятель Петербурга 90-00-х. В 2021-м на его картину написали донос
«Старшие предлагали прострелить мне колени». Давление на военных растет — больных и раненых возвращают на фронт, а за жалобы угрожают
Прослушка, сорванные выборы и опечатанные реактивы. Что случилось в петербургском НИИ, где разрабатывают лекарства от склероза и рака, а ученые требуют отставки главы
Подъем в 4 утра, помощь бездомным, портрет Путина в каморке. Как живет дворник Олимжон Ибрагимов, который спас людей из пожара
«Чем больше мы видим чужие тела, тем проще жить с собой и другими». Как проект с обнаженными фото объединил женщин старшего возраста
Журнал «Сеанс» не раз оказывался на грани закрытия, но пережил все кризисы и введение цензуры. Как им удается издавать книги и проводить фестивали?
Безработная мать и мужчина, который «не хочет быть агрессивным». Кто обращается в «Насилию.нет» после начала войны — главное из исследования центра
Жена губернатора Ленобласти представит сборник очерков «Моё» на книжном салоне. Что мы знаем о пути экс-миллиардерки Ирины Дрозденко к «литературном дебюту»
Петербургский мусор горит и отравляет почву на изношенных полигонах и переполненных свалках. Почему власти не справляются с переработкой отходов
Автобус горящий и падающий. Какие проблемы петербургского транспорта подсветила трагедия на Мойке
«Мир будущего или антиутопия»: как художница выпустила путеводитель по Канонерскому острову
От 20-х до 20-х. История блокадницы Нины Сахарновой — она пережила основание и распад СССР, репрессии и войну, а в 100 лет стала звездой «Тиктока»
Море книг, музыка, свобода слова — и пустые полки, насилие, война в Чечне. Какими видят 90-е годы читатели «Бумаги»
«Остались только мы». Как бывший преподаватель экономики создал в центре Петербурга магазин винила и сумел сохранить дух 2000-х
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.