9 ноября 2022

«У меня нет ненависти к россиянам». Сергей Грищенко из Украины — о родном Мелитополе, жизни и работе в тбилисском шелтере и о керамической мастерской

Сергей Грищенко приехал из Мелитополя в Тбилиси в апреле. Сейчас мужчина живет в шелтере для украинцев, где работает администратором и где организовал керамическую мастерскую. В интервью Paper Kartuli Сергей рассказывает о жизни в оккупации, «фильтрации», допросе на границе в Крыму и о том, почему теперь он чувствует себя «разорванным человеком».

📱 Подпишитесь на Paper Kartuli в инстаграме, фейсбуке и телеграме. Мы работаем на русском и грузинском языках.

Об оккупации и «фильтрации» на границе

Я уроженец Запорожской области, из города Мелитополя. До войны работал в маркетинге. Сейчас мой город — оккупированная территория (российские войска оккупировали Мелитополь в первые дни войны — прим. Paper Kartuli), где происходят страшные вещи. Несколько месяцев мы жили под взрывами. По городу ездили танки и БТР, ходили солдаты, останавливали всех подряд — проверяли документы. Когда начинался комендантский час, улицы пустели за 15 минут: в 18:45 ты должен сидеть дома, потому что так сказали. Нарушителей отправляли в комендатуру. Я подозреваю, их потом пытали в здании мелитопольского военкомата — страшные звуки оттуда доносились. Люди постоянно пропадали.

Когда мой дом раскололся на две части [из-за взрыва], я поговорил с родственниками, они мне сказали: «Сережа, уезжай».

Фото: Кирилл Воронцов для Paper Kartuli

В Грузию я ехал через Крым. На границе [с Крымом] нас завели в «клетку», огороженную сеткой-рабицей. Мы буквально жарились под солнцем, а потом нас по одному вызывали в специальные металлические будки. На моих глазах одного человека оттуда вывели под руки с мешком на голове, из-под которого текла кровь. Было страшно.

Всего я провел на границе 6 часов. На допросе меня заставили раздеться, измеряли рост, брали отпечатки пальцев, спрашивали, как я отношусь к Украине, чей Крым. В какой-то момент — не знаю почему, нервы, видимо — я улыбнулся, так ко мне подошел военный со словами: «Ты, сука, хочешь здесь остаться?»

Фото: Кирилл Воронцов для Paper Kartuli

О терапии, шелтере и керамической мастерской

— В Тбилиси я приехал в апреле. Был сложный период, со мной работали психологи, а мне ничего не помогало. В голове крутился только один вопрос: за что нам это всё? Мы жили, развивались, Мелитополь — красивенный цветущий город, который я обожаю. Постоянно вспоминал взрывы, как мы прятались в подвалах, как дети писались от страха. И в какой-то момент меня отправили на арт-терапию, где я начал работать с глиной — ушел туда с головой. Это помогло.

В начале мая я попал в этот шелтер. Он находится под патронатом грузинской партии «Дроа» (оппозиционная партия «Время пришло» — прим. Paper Kartuli). Нас обеспечивают жильем, питанием. Также нам помогают частные инициативные группы: белорусские, российские. Сейчас здесь живут 93 человека, из них больше 20 детей. Это люди из Мариуполя, Бучи, Херсона, Мелитополя, Каховки.

Фото: Кирилл Воронцов для Paper Kartuli

Я не могу сидеть на месте, я здесь администратор. Для меня самое главное — чтобы дети были обеспечены всем. Мы стараемся им по максимуму организовать досуг, чтобы они не задумывались о том, что происходит. У нас есть курсы актерского мастерства, которые ведет преподаватель из ГИТИСа,по четвергам грузинская художница проводит мастер-классы для детей, есть курсы английского и наша керамическая мастерская.

Я ходил на арт-терапию три месяца. Мне кажется, именно на занятиях керамикой я впервые после приезда в Грузию улыбнулся от чистого сердца. Так и возникла идея организовать керамічну майстерню здесь. Алиса из России помогла купить муфельную печь для обжига и сейчас продолжает помогать с материалами. Местные жители организовали нам помещение. Мы за это очень благодарны. В студии мы работаем и с детьми и со взрослыми. Недавно участвовали в ярмарке, продавали наши изделия. Все дети, которые помогали в этом, получили свою первую зарплату. Это был очень крутой момент. Скоро собираемся открыть сайт, где можно будет купить нашу продукцию и поддержать нас.

Называется наша мастерская «Кульбабка», на украинском это означает одуванчик. Для нас это символ того, как украинцы сейчас несут нашу культуру и рассказывают о том, что у нас происходит, по всему миру. Это очень важно.

Сергей с керамической черепахой — первым предметом, который он сделал из глины и который мечтает подарить маме, когда вернется домой. Фото: Кирилл Воронцов для Paper Kartuli

Об отношении к россиянам и семье, которая осталась в Украине

— Я в необычном состоянии. Мне нравится, что я помогаю людям, я не пустой человек. А с другой стороны, я постоянно думаю о своем городе, о том, что там творится. Когда я прошел грузинскую границу, позвонил родственникам, бабушка расплакалась. Она очень больна, перевезти ее невозможно. И постоянно половина меня здесь, а половина там. Я сейчас чувствую себя разорванным человеком. Разделенным.

В первые месяцы, когда мы заехали в шелтер, мы все были в себе. Вроде в одной беде и в одном здании, но открыться друг другу боялись. Потом с помощью групповой психотерапии начали учиться жить вместе и выходить из состояния жертвы. Мы все постепенно поняли, что хотим жить.

Сейчас мы часто обсуждаем [с жителями шелтера], что нести ненависть и говорить, что все россияне отмороженные, нет смысла. Многие не понимают, что злоба порождает злобу. А это важно.

Фото: Кирилл Воронцов для Paper Kartuli

У меня нет ненависти к россиянам. Все мы имеем право жить, быть счастливыми, развиваться. Я считаю, в данном случае многие россияне тоже пострадали из-за путинского режима. Да, есть те, кто считает, что всё, что сейчас происходит, — правильно. Но таких везде хватает.

📱 Подпишитесь на Paper Kartuli в инстаграме, фейсбуке и телеграме.

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Военное положение
«Живописец вручает зрителю свою повестку». В «ЧВК Вагнер Центре» — выставка от «Z-художника» и философа, обвиненного в домогательствах
В Петербурге задержали военного, обвиняемого в дезертирстве. Таких случаев десятки
В телеграме публикуют фото и видео систем противовоздушной обороны на крышах домов в Москве. Что об этом известно?
Власти Ленобласти отменили запрет митингов. И назвали эту меру «избыточной»
Затоплены, замусорены и сокрыты. В каком состоянии бомбоубежища Петербурга — и почему большинство горожан их не найдет
Мобилизация
«Медиазона»: ЧВК «Вагнер» снова вербует заключенных — но желающих в этот раз намного меньше
«Можем объяснить»: у аспирантов ИТМО требуют предоставить военно-учетные данные
CNN: Путин планирует мобилизовать еще 200 тысяч человек. Песков, как обычно, это отрицает
47News: осужденный петербуржец вышел на свободу после службы в ЧВК «Вагнер». Он должен был провести 23 года в колонии за четыре убийства
В Госдуме предложили не выпускать россиян за границу на машине без предварительной записи
Визовые ограничения
Где в 2023-м получить шенгенскую визу в России и за границей? Какие страны выдают ее на год? И почему вам могут отказать?
Президент Финляндии заявил о бессрочном запрете на туристические визы для россиян
Финляндия собирается строить забор на границе с Россией. Каким он будет и сколько займут работы?
Чехия ограничит въезд для российских туристов с 25 октября
На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
Давление на свободу слова
Во ФСИН не знают, в какую колонию отправить политика Андрея Пивоварова, пишет «Можем объяснить»
В Госдуме создают рабочую группу для репрессивных мер против уехавших и критикующих войну россиян
Веронику Белоцерковскую заочно приговорили к 9 годам колонии по делу о «военных фейках»
Baza и «РИА Новости»: журналисту Илье Азару грозит уголовное дело за повторную «дискредитацию» армии
«Фонтанка»: гражданина Беларуси задержали в Петербурге за оскорбление Лукашенко. Это второй случай за месяц
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко угрожают карцером за дневной сон
Саша Скочиленко дала показания по делу об антивоенных ценниках. Как прошло заседание, где ей снова отказали в домашнем аресте
«Вы сильнее, чем вы о себе думаете». Большое интервью Саши Скочиленко «Бумаге» — о ПТСР, отношении к ней в СИЗО и шоу в суде
Саша Скочиленко рассказала о видеонаблюдении в камерах СИЗО и поблагодарила за новогодний подарок и письма
Как прошло первое заседание по существу по делу художницы Саши Скочиленко. Главное
Экономический кризис — 2022
В 2022 году в Петербурге открыли на редкость много общественных пространств. Почему и что появится в городе в 2023-м?
Российские производители начали продавать молоко в килограммах. Так можно скрыть уменьшение объема продукта
Кажется, в Петербурге подорожали билеты на выставки. Это правда?
Сколько ресторанов, кафе и баров открыли и закрыли в Петербурге в 2022 году? А в предыдущие годы?
Росздравнадзор: из-за «логистических проблем» некоторые лекарства поступают в аптеки с задержкой
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.