Анастасия Жигулина

Письма Беглова ветеранам обойдутся городу в 2 млн рублей. На что еще Петербург потратит деньги к 9 мая
Я художник, мне всё можно. Почему случаи насилия в российской арт-среде повторяются и редко заканчиваются раскаянием
«Он давно уже ждал ареста». История диссидента Александра Скобова — спустя почти 50 лет его вновь собираются судить за слова
В поликлиники Петербурга продолжают поставлять препараты от коронавируса. Мы выяснили, что происходит с невостребованными таблетками и сколько это стоит
«Власть рассматривает меня как самого опасного конкурента». Борис Вишневский об «иноагентстве», ограничениях нового статуса и своих политических планах
«Начальство говорит: „Затяните пояса“». В пандемию зарплаты многих петербургских медиков выросли в два раза — в каких условиях они работают сейчас?
Девушки обвиняют художника Виктора Забугу в насилии, он называет обвинения «травлей», а друзья говорят про «образ плохого парня»
Петербурженка Дарья Аминова — о жизни в Стамбуле, навыке не спешить и мультикультурном сообществе
Как делать большие фестивали и концерты после пандемии и ухода иностранных артистов? Рассказывают основательницы PR-агентства Doing Great
Фактически рухнул, по документам — цел. Как бывшие жильцы дома на Гороховой пытаются получить компенсации и что происходит с уцелевшей частью здания
Дело против поэта Вячеслава Малахова. За что преследуют создателя петербургской группы «Дореволюционный советчик»
В Петербурге упал третий за месяц беспилотник: жители рассказывают про звук взрыва, а Беглов про «громкий хлопок». Главное о новой атаке ВСУ
«Уезжали в магазин, чтобы согреться». Как жители Петербурга и области пережили отключения отопления в морозы
Репрессированные таблички. Кто демонтирует знаки «Последнего адреса» в Петербурге и кто их возвращает
Правда ли, что в Петербурге не осталось обманутых дольщиков? «Бумага» выяснила, что это не совсем так
«Сопротивляться можно гораздо больше, чем кажется». Как цензура и пропаганда меняют работу петербургских библиотек
«Предложили маневренный фонд с крысами и черной плесенью». Жители рухнувшего дома на Гороховой — о том, как чиновники их расселяли
«Палестины не осталось». Интервью с петербурженкой, которую эвакуировали из Газы во время войны
На финско-российской границе пробки — она закроется уже в 20:00. Главное о закрытии и ситуации на КПП
У больниц Петербурга закончились деньги. Правда ли им угрожает закрытие и что предпринимают городские власти
Как государство забирает часть денег, положенных военным. «Бумага» разобралась, почему вопреки закону власти облагают налогом наградные выплаты
Что будет, если в частных клиниках запретят аборты? Руководители медцентров — о вреде для женщин, детях-отказниках и уговорах сохранять беременность
«Из одной головы два разных театра не родятся». На что и как повлияет назначение Валерия Гергиева директором Большого театра
Что означает признание «международного движения ЛГБТ» «экстремистским» и зачем активисты создали организацию с таким же названием — объясняет один из них
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.